Yarga54.ru

Все о домашних любимчиках
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зачем белке хвост

Рави, Шаши, Снежок и другие (сборник) (С. А. Баруздин)

Сергей Алексеевич Баруздин (1926–1991) написал много стихотворений и рассказов о детях. А эта книга – о животных. Вы прочтёте о том, как слонята Рави и Шаши оказались в Одесском зоопарке, преодолев далёкий путь через океан. О том, как белый медвежонок Снежок, оставшийся без матери, оказался в зоопарке Индии. И ещё здесь собраны увлекательные истории о хитром бурундуке Симпатяге, домашнем крокодиле Топ-Топе, простуженном ёжике и многих других братьях наших меньших. Для среднего школьного возраста.

Оглавление

  • Пчелиная напасть
  • Почему я боюсь ящериц
  • Давид и Катя
  • Странный ослик
  • Желтопузик
  • Грустный рассказ
  • Хитрый Симпатяга
  • Топ-топ
  • Полосатая киса
  • Слоновья память
  • Сложное поручение
  • Топкин портрет
  • Зачем белке хвост
  • Благородные яки
  • Кто как радио слушает

Из серии: Наша марка (Детская литература)

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Рави, Шаши, Снежок и другие (сборник) (С. А. Баруздин) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Зачем белке хвост

Шли два первоклассника из школы. Дорога – самая короткая – через лес и речку Вертушинку. Хотя погода и пасмурная, а так быстрее. По шоссе идти – лишний километр. Зачем же терять время? Время дорого!

В лесу поймали первоклассники белку. Их много сейчас в наших лесах. Как поймали, не знаю. Но поймали. Белка красивая. Бурая или красная – трудно сказать, но она казалась красной. И только у подбородка – белый треугольник. А хвост – пушистый и даже лохматый – чуть не больше самой белки. Глаза – бусинки.

Заспорили первоклассники, кто первым белку поймал, а пока спорили, мучили её в руках, как могли. Белка терпела, терпела да и укусила одного из первоклассников – того, который не сам белку поймал, а доказывал, что сам. И удрала. Сначала по земле, а потом по ели и куда-то вверх.

Тут и я подошёл:

Второй первоклассник при мне тоже уже готов был зареветь:

– Это он… А она… Я… Но он…

Погода стала хмуриться. Накрапывал дождь.

– Вы в Глухово? – спросил я ребят.

– Ага, – ответил один из них.

– Пошли, а то дождь разойдётся…

Первоклассники шли рядом со мной и молчали. И я молчал.

– А зачем белке хвост?

– Как? Как зачем? – очень удивились оба.

– Ну вот вы держали только что белку, видели, какой у неё большой хвост, а зачем он ей?

– Для красоты, – неуверенно сказал один первоклассник.

– Для того, чтоб с дерева на дерево летать, – сказал второй, тот самый, которого белка укусила.

– Верно. – кивнул я. – А ещё?

Ничего мне не могли ответить первоклассники.

Прошло два или три дня, когда меня позвали:

– Вас тут какие-то ребятишки ищут!

Я вышел на улицу. Смотрю – мои знакомые первоклассники.

– Дядь, пошли с нами, – сказал один.

– Мы вам что-то покажем, – добавил другой.

– А дождь? – спросил я.

Дождь моросил вовсю.

– Нам как раз дождь и нужен. А без дождя что? – сказали ребята.

Мы пошли в лес. По тропинке, как раз до того места, где первоклассники белку поймали.

– Смотрите! Смотрите! Туда смотрите! – наперебой шептали ребята, останавливая друг друга. – Да тише ты! А ты тоже тише! А то спугнём.

На ветке ели сидела белка. Хлестал дождик, но белка прикрылась хвостом, и ей, кажется, не было страшно.

– Наша, – прошептал один первоклассник.

– Вот бы ей гнездо сделать, а то так плохо, – тихо сказал другой. – Она, конечно, и зимой может так хвостом прикрываться.

– Теперь мы знаем, зачем белке хвост, – сказал первый. – Вы тогда спрашивали, а мы не знали.

– Вот видите, – ответил я, – и для красоты, и для того, чтобы летать с дерева на дерево, и для тепла нужен белке хвост-зонтик и хвост-шубка…

Оглавление

  • Пчелиная напасть
  • Почему я боюсь ящериц
  • Давид и Катя
  • Странный ослик
  • Желтопузик
  • Грустный рассказ
  • Хитрый Симпатяга
  • Топ-топ
  • Полосатая киса
  • Слоновья память
  • Сложное поручение
  • Топкин портрет
  • Зачем белке хвост
  • Благородные яки
  • Кто как радио слушает

Из серии: Наша марка (Детская литература)

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Рави, Шаши, Снежок и другие (сборник) (С. А. Баруздин) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Зачем белке хвост

Рави, Шаши, Снежок и другие: рассказы о животных

Жил я в детстве в деревне на Ярославщине. Всем был доволен: и рекой, и лесом, и полной свободой.

Часто сидел я с ребятами в ночном у костра.

Но было одно «но». Вот об этом «но» я и хочу рассказать.

У хозяина дома, в котором мы жили, было несколько ульев с пчёлами. Говорят, пчёлы – миролюбивые существа, если их не обижать. И верно: наши пчёлы никого не кусали, не трогали. Никого, кроме меня. Стоило мне выйти из избы, как какая-нибудь пчела обязательно меня укусит. А бывали дни, когда меня жалили и по нескольку раз.

– Балуешься ты много, – говорила мать, – вот они тебя и кусают.

– Да вовсе не балуюсь! – оправдывался я. – Совсем их не трогаю.

«Что за напасть такая! – думал я. – Может, они меня перепутали с кем-то? Ведь другие пчёлы не жалят меня – в лесу, в поле, – а свои…»

Время шло, и не было дня, чтобы я избежал этой пчелиной напасти. То под глазом у меня шишка, то на щеке, то на затылке. А однажды пчела ужалила в спину, и я совсем измучился: почесать укушенное место и то нельзя – рукой никак не дотянешься.

Хотел я спросить нашего хозяина, почему пчёлы меня не любят, но побоялся.

«Подумает ещё, что я действительно их обижаю. Как я ему докажу, что вовсе их не трогаю? А ведь пчела, говорят, после того как ужалит, умирает. Значит, немало их по моей вине погибло».

Но вышло так, что я всё равно не избежал разговора с хозяином. И хорошо, а то бы всё лето мучился.

Как-то вечером сидел я весь искусанный за столом, ужинал. Вошёл в комнату хозяин, спрашивает:

– Тебя что, пчёлы покусали?

– Покусали, – говорю. – Только вы не подумайте, что я их дразнил. Я к ульям и близко не подхожу…

Хозяин недоверчиво покачал головой.

– Странно, – говорит. – Они у меня смирные…

А сам, вижу, ко мне присматривается.

– А ты лук любишь? – спрашивает вдруг он. – Вроде луком от тебя пахнет.

Я обрадовался, что меня не ругают за пчёл, и отвечаю:

– Да, очень люблю! Каждый день, наверное, кило зелёного лука съедаю. С солью да с чёрным хлебом. Знаете, как вкусно!

– Вот, брат, за это они тебя и кусают! – рассмеялся хозяин. – Мои пчёлы прямо не переносят запаха лука. Да и вообще пчёлы к разным запахам очень привередливы. Есть такие, что одеколон не любят или керосин, а мои – лук. Придётся тебе воздержаться от лука.

С того дня я за всё лето больше ни одной стрелки лука не съел. Если в супе попадался – всё равно выбрасывал. Боялся, что пчёлы покусают.

Читать еще:  Белки что это такое

А они, и верно, перестали меня жалить. Однажды я даже рядом с ульями стоял, когда соты из них вынимали, и то пчёлы не тронули меня!

Почему я боюсь ящериц

Давно, когда я был мальчишкой, жила у меня ящерица. Зелёная, с синими отливами и на теле и на длинном хвосте. Симпатичная.

У ящерицы был домик – я сам построил из фанеры – с маленьким стеклянным окошком. Я кормил её мучными червями, а это было непросто. За червями надо было ходить в зоомагазин на Кузнецком Мосту. Это сразу две проблемы. Деньги нужны для червей – раз. А выпросил деньги у родителей – червей нет в магазине.

Но всё было хорошо, даже слишком хорошо. Ящерица привыкла ко мне. Не кусалась, когда я брал её в руки, бегала по рукам и по плечам, по шее и по голове и смотрела на меня в ожидании: я должен её чем-то угостить. Длинный её язычок почти облизывал мои пальцы, она ждала. Я давал ей из рук мучного червя.

Как-то пришёл ко мне товарищ по школе. Я показал ему ящерицу.

– А ты её за хвост можешь схватить? – спросил товарищ.

– Не знаю, – сказал я. – Наверно, могу…

И, к удовольствию своего товарища, я храбро схватил ящерицу за хвост.

– Здорово! – сказал мой товарищ. И ушёл.

Когда ушёл, я увидел страшное: хвоста у ящерицы не было. Хвост лежал… Да что там лежал?! Хвост валялся на полу!

Я положил бесхвостую ящерицу в её фанерный домик с маленьким стеклянным окошком.

Через два дня она умерла. Она ничего не ела. Я закопал её в землю на Чистых прудах.

Много лет прошло с тех пор. Видел я всяких ящериц, и дети мои не раз просили меня: «Папа, давай купим…»

Будто есть у меня вина перед той, довоенной, которую я не сохранил…

Давид и Катя – пеликаны. Розовые пеликаны. Или баба-птица, как называют пеликана по-научному.

Я познакомился с ними в самолёте, когда ещё не знал, что они – Давид и Катя. Впрочем, никто не знал.

В то время не было Ту-104 и Ил-18. Были обычные винтовые самолёты Ил-14 – наши «дугласики», как мы их называли.

Рейс был трудный. То мы никак не вылетали из Москвы, то начались непредвиденные посадки – в Пензе, а потом и в Ростове. И там и там сидели. Но вот ещё одна неожиданная – в Минеральных Водах.

Я не выдержал. Я торопился.

Начальник аэропорта спросил меня:

– На грузовом полетите?

– Полечу, – сказал я.

Самолёт был грузовой. Мешки, тюки, ящики. И ни одного сиденья. Ещё две клетки. Большие клетки. В каждой – по бело-розовой птице с огромными желтоватыми клювами.

Пеликаны. Они самые. Не узнать их невозможно!

Я прыгал с мешков на ящики и с ящиков на мешки: самолёт болтало. Мы были втроём в грузовом отсеке самолёта – два пеликана и я. Три лётчика не в счёт – они отдельно от нас.

Я наблюдал за пеликанами.

Один из них побольше. Второй поменьше. Клетки стоят рядом. Тот, что поменьше, всё время волнуется, пытается просунуть клюв через решётку в сторону соседа. А сосед лежит и не обращает никакого внимания на это.

Или его укачало?

Глаза у него ярко-красные. Не помню, должны быть такие глаза у пеликана или не должны быть…

Появляется один из лётчиков. Видит, что я сижу уже возле клеток с пеликанами, спрашивает:

– А куда вы их везёте? – в ответ спрашиваю я. – И почему вот этот, что поменьше, так волнуется?

– В зоопарк какой или ещё куда! Нам не докладывают. Наше дело доставить, – сказал лётчик. – А насчёт волнения – вы правы. Понимаете ли, при посадке в самолёт их разделили. Я был против этого. Привезли в одной клетке, а разделили на две. Вот пеликанша и волнуется…

«Как их зовут?» – хотел спросить я, но было уже поздно. Самолёт пошёл на посадку – лётчик ушёл в свою кабину.

Я совсем забыл об этом, но недавно оказался впервые в Гагре. Погода была плохая. Даже купаться не хотелось.

– А Давида и Катю не видели? – спросили меня. – Сходите в парк, посмотрите.

В парке, помимо людей, были лебеди и утки, павлины и музыка – пластинки, которые проигрывают так, чтобы все слышали, даже кому не хочется…

Но вот островок. Кругом вода. А на островке – два пеликана. Один побольше. Из-под белых перьев видны розовые, а на груди – почти жёлтые. На голове – хохолок длинный и чуть взъерошенный. Рядом – пеликан поменьше. Всё то же, но без хохолка. Ноги красивые, светло-красные.

А глаза! Удивительно знакомые глаза! Ярко-красные! И у маленького пеликана, и у большого. Где-то я их видел.

Зачем белке хвост

Вообще-то жаловаться неприлично.
Это дурной тон.
Настоящая леди никогда не жалуется. Она несет в мир красоту, доброту и сплошной позитив.
Но я-то никакая не леди и никакая не настоящая. Я и настоящей-то никогда на самом деле не была.
И решила я, а давай пожалуюсь. Не совсем все же это такое бесполезное занятие. Вот нажалуюсь я сейчас скажем, а кто-то прочитает и подумает — ух ты! у меня все оказывается вон как здорово, и времени зашибись и дела, как хорошие блины — сами пекутся. И ему станет хорошо-хорошо. А кто-другой наоборот скажет, ну Катя, морковка ты на самом деле обнаглевшая, ты на самом деле еще и пороху не нюхала. И тогда мне полегчат. Значит где-то есть порох. и там все ого-го. а у меня так.
Я очень устала. Правда. Так устала, что иногда даже не хватает почувствовать как устала. Я уже не помню когда спала безумно долго, например до восьми утра. Я все время бегу. Нет это все не то. На самом деле все бегут все время. Но я бегу в прямом смысле. Как белка в колесе. Быстрее, быстрее, быстре. И вот теперь чувствую, что прищемило колесом хвост. И вот он наматывается, наматывается вокруг оси. А я продолжаю бежать, потому что останавливаться уже никак нельзя и потом есть же инерция, цетробежная сила и прочие штуки, что там еще по физике учили.
И я краешком шлаза поглядваю на хвост, прикидывая оторвется-не-отрвется. Наверное еще немного и все-таки оторвется. И как я потом? Белка — и вруг без хвоста. А с другой стороны. ну побегу дальше. Ну подумаешь, хвост. Наверное половина тех кто прочитает подумает «фи, еще одна. «, кто-то скажет «отдыхай», а кто-то «вам бы батенька к врачу». А кто-то вдруг напишет что-то такое важное и нужное отчего вдруг станет смешно и откуда-то вдруг возмутся силы. Я подберу хвост, подниму его повыше и побегу дальше вприпрыжку.
За это люблю свой блог и возвращаюсь к нему как к старому другу и поплакать и посмеяться. Тут бывает очень много хороших людей искренних и настоящих. Мой блог как дельфин. Его спина показвыается из воды ненадолго когда очень нужно.
Еще один дельфин — это дедушка. Дедушки — это просто невероятное изобретение, полезность дедушек не измеряется. Наш дедушка тянет карат на двадцать и его руки возникают из ниоткуда просто чтобы подхватить Шушу, когда все уже сыпется. Есть еще один дельфин — это муж. Ребята тоже часто подставляют свои маленькие дельфиньи плавнички. Они у меня молодцы.
Раньше я сама себе казалось очень занятой, теперь понимаю как это было смешно. Тогда я еще не знала как это — отснять за три дня школу, отретушировать за неделю почти двести фотогрфий, совмещая это с приготовлением обедов, завтраков и ужинов, уборками, прогулками и глажками, сорняками, поклейкой обоев и покраской. ответами на бесконечные звонки и подтягиванием старых хвостов, проверкой уроков, гонками по всем супер срочным и суперважным делам. На самом деле если даже вставать в четыре и работать до семи, то времени все равно чертовски мало. а если прибавить к этому те пару часов, что Шуша спит днем, то все равно выходит так мало и что объем работы накапливается так быстро, что превращается в огромный снежный ком, и если гладить хотя бы две вещи пока варится каша, то количество вещей для глажки все равно растет так, что гладильная доска может рухнуть. На самом деле всего так много, а меня как-то неожиданно мало. И самое главное это. ведь ничего вычеркнуть нельзя, тут все главное. Я просто не смогу не делать что-нибудь из этого, просто. все это и есть я. Я не смогу вычеркнуть себя из себя. И перерыв как оказалось тоже не могу сделать. Как можно перестать быть самим собой. ?
Я знаю точно какие дела я могу делать одной, а какие только двумя руками. Я точно знаю сколько у меня есть секунд, если Шуша сидит в манеже и что можно успеть сделать и использую шанс на 200%, я точно знаю что за двадцать пять минут я успею сделать три школьных фотографии или сварить суп или покормить Шушу и вытереть все потом вокруг после ее безумного обеда. Но надо и то и другое и третье. Одновременно. И если раньше мне казалось что это не возможно в принципе, то сегодня я хохочу над собой вчерашней и делаю, делаю, делаю.
Мне бы хотелось сказать АП! — и гладилка ушла бы вдаль высоко поднимая свои кривые ноги и лягаясь. АП! — и телефон глухо каркнул и выпорхнул в окно, АП! — и экран компьютера изящно изогнувшись превратился бы в старинный пергамент с письменами, которые никто и никогда не мог бы расшифровать. АП! — у машины выросоли ноги, она заржала и умчалась в лес. АП! — и я превратилась в крошечного рыжего зверька сижу на ветке и кроме ореха мне ничего не надо. А внизу человеческие детеныши смотрели бы на меня и восхищались: «Смотрите какие у нее умные глаза, как будто она все понимает! А лапки! Лапки, как руки у человека! Смотрите как она ними шевелит, как будто бы носки умеет вязать! А я бы сидела и думала — «А то!»

Читать еще:  Как говорит белка

Эх, мне бы сейчас депрессию. Настоящую такую осеннюю депресию, роскошную такую безразмерную. Такую, чтобы как боа из лисицы повешать на шею, обмотать вокруг и все чтобы восхищались. Мужчины бы провожали глазами меня всю таинственую, загадачную и депрессивную, а женщины бы умирали бы от зависти и говорили: «Ах какая чудная депрессия! где вы такую взяли?» Щупали бы и вздыхали — «чудесная вещь».
Но депрессию я себе тоже позволить не могу. Роскошь знаете ли. Там где-то далеко течет жизнь, что-то происходит в мире. а у меня зажат хвост и мне еще бежать и бежать.

пс. А в субботу у меня опять свадьба, и я конечно не готова совсем. н морально ни вообще никак, и еще я бегом как ошалелая заканчиваю школьные фотографии, потому что если не закончить их до свадьбы, то тогда совсем кошмар, и дедушку попросили сдать билет и отложить поездку на неделю, чтобы как-то помочь справится мне. и еще у меня очень болит горло, а у Шуши режутся зубы. и еще у Шуши сегодня день рождения. И я конечно же испекла торт вчера и мы купили подарок. а вот с остальным как-то не сложилось и оттого почему-то очень грустно. Хотя все это пройдет конечно. Наверное.
Правда?

20 comments:

Катюша! Катюша. Как же хочется написать то самое — хорошее и нужное! (представляю, сколько нас таких))
Конечно, всё пройдет!
Во-первых, чем старше будет Шуша, чем больше будет заниматься игрушками, книжечками и чем там еще занимаются маленькие Шуши. И тем больше у тебя будет времени. И вы все будете сидеть рядышком за одним столом — ты со своими фотографиями, старшие детки с уроками, Шуша — с карандашиками. И никакая депрессия тебе будет не нужна!
Во-вторых, я, конечно, не знаю привычек вашей семьи, но мне просто интересно — что ты там всё время гладишь?? Постельное белье, полотенца, скатерти? Брось! Не сходи с ума! Их можно просто аккуратно складывать после стирки и всё! Я уже много лет так делаю. И вообще, тебе нужно на минутку, нет, на час остановить своё колесико, то самое, в котором ты бегаешь, вытащить свой хвост, разгладить его, распушить и подумать. Может, стоит все-таки отменить глажку некоторых тряпочек? Может, к процессу готовки в выходной привлечь детей? Они здорово помогают! Большую кастрюльку супа на несколько дней можно сварить гораздо быстрее, если есть помощники. Может, стоит отказываться от каких-то проектов, так и объясняя — я не могу, мне нужно отдыхать. Думай, Катя, думай!
А вообще, всё будет хорошо! От счастливого бремени семейной жизни еще никто не умирал! 🙂
Обнимаю тебя и жду с новым постом о твоем хвосте!

Спасибо большое!
Столько слов и от каждого немного легче. Это правда здорово помогает! Если сам думаешь остановится, то кажешься себе безумцем, а если еще кто-то так говорит, то мысль уже не кажется такой безумной. 🙂
А глажу я все. Даже носки. Таков древний обычай нашего племени.

Катюша, я тут насчет глажки прочитала умную статью, о том, что в глаженом белье накапливается что-то типа электростатического поля и человек ходит как в коконе этих всяких волн, а еще плюс вечный компутор, плюс телевизор и прочая техника добовляет лишние слои. Теперь я глажу только одежду на выход, все остальное разглаживается ручками и отправляется в шкаф.
А у древних племен не было столько техники вокруг, вот они и развлекались глаженьем носков. Удачи, хорошего настроения и дивных фотографий.

Зачем белке хвост

Главная » Материалы » Заметки » | Дата: 22.12.2016 | Просмотров: 24365 | Комментариев: 0

Белка — зверек из отряда грызунов. Длина тела обычной белки 20 — 30 см, хвост большой, пушистый. Обитает белка на всех континентах, кроме Австралии. Белки считаются всеядными: они едят не только орехи и семечки, но и грибы, насекомых, улиток. Не откажутся от птичьих яиц, могут утащить из гнезда птенцов.

У белок, как у всех грызунов, нет клыков, но есть зубы-резцы, которые растут в течение всей жизни. Поэтому всем грызунам надо постоянно что-то грызть, стачивая свои отрастающие зубы.

Читать еще:  Белки доклад по биологии 10 класс

Старинное название белки, проживающей на территории России, — «векша». Эти белки относятся к виду обыкновенных белок (Sciurus vulgaris). Эту белку также иногда называют рыжей белкой.

Наверное, многие из вас видели белку — рыжего зверька с большим пушистым хвостом. Белка смело прыгает с ветки на ветку, с одного дерева на другое. Если ее не обижают, этот веселый зверек не боится человека. Белка, живущая в городском парке, может брать угощение прямо с протянутой к ней ладони. Схватит орешек — и острыми зубами быстро-быстро разгрызет его, достанет вкусное ядрышко.

Белка очень любит орешки и семена сосновых и еловых шишек. Она ловко распотрошит шишку, достанет из нее семена — и скоро от шишки останется только ворох чешуек. Белке нравятся грибы! Она их даже на зиму заготавливает. Нанижет грибы на веточки и сучки деревьев и сушит, прямо как заботливая хозяйка.

Зимой, когда холодно и голодно, сушеные грибы очень ей пригодятся. Ест белка и улиток, и насекомых. Улетят родители птенцов за кормом — белка тут как тут: выбирает себе яичко на обед.

Маленькая белка — большая задира. Она смело занимает чужое жилище — гнездо вороны или сороки. Но часто белки из веточек и прутиков строят собственные гнезда. Все щелочки аккуратно затыкают мхом, травой. Найдется обрывок бумаги или клочок шерсти — и они пойдут в дело. В гнезде уютно и тепло — оно круглое, как шар.

Гнезд-домиков у белки несколько. Одно гнездо — спальня. Другое — для маленьких бельчат. А есть гнезда, где можно переждать непогоду или спрятаться от врагов. Белки любят путешествовать, и запасное гнездо не помешает.

У белок, живущих в странах с суровыми зимами, есть две шубки: летняя и зимняя. Зимой шубка рыжая и пушистая — очень теплая. А летом — полегче.

Зимой, в трескучие морозы, в одном гнезде могут спать сразу несколько белок. Заткнут вход в гнездо мхом, прижмутся друг к дружке пушистыми шубками — тепло и никакой мороз не страшен! Правда, в сильные холода белки предпочитают сидеть в своих гнездах-домиках.

А зачем белке такой большой пушистый хвост? Отличная прыгунья, она во время длинных прыжков пользуется своим хвостом как рулем. Хвост помогает ей удержать равновесие.

Но чемпионом по прыжкам среди белок считается белка-летяга или обыкновенная летяга (Pteromys volans). Белка-летяга внешне похожа на небольшую короткоухую белку, но между передними и задними лапами у неё имеется широкая кожная складка, покрытая шерстью — летательная перепонка, играющая роль парашюта и частично несущей поверхности при прыжках.

Спереди она поддерживается длинной серповидной косточкой, идущей от запястья и приблизительно равной по длине предплечью. В отличие от других летяг, у обыкновенной летяги нет летательной перепонки между задними ногами и основанием хвоста. Хвост длинный, опушен густым длинным мехом.

Как и обычная белка, летяга большую часть жизни проводит на деревьях, но на землю спускается гораздо реже. Между передними и задними лапами у неё имеется кожная перепонка, которая позволяет планировать с дерева на дерево. Таким образом белка-летяга преодолевает расстояние до 50‒60 м по нисходящей параболической кривой.

Для прыжка летяга забирается на верхушку дерева. Во время полёта её передние конечности широко расставлены, а задние прижаты к хвосту, образуя характерный треугольный силуэт. Меняя натяжение перепонки, летяга маневрирует, иногда изменяя направление полёта на 90°. Хвост в основном выполняет роль тормоза.

Выделяют до 10 подвидов белки-летяги, отличающихся особенностями окраски; из них в России водятся 8 подвидов.

Кроме собственно рода Sciurus, белками называют ещё целый ряд представителей семейства беличьих из родов красные белки (Tamiasciurus), пальмовые белки (Funambulus) и многих других. Что касается собственно рода Sciurus, то он объединяет в себя около 30 видов, распространённых в Европе, Северной и Южной Америке и в умеренном поясе Азии.

Серыми белками называют четыре американских вида белок. Самой известной среди них является так называемая каролинская белка (Sciurus carolinensis) или восточная серая белка. Она обитает на востоке США и юго-востоке Канады, была завезена в Великобританию и Ирландию, на запад Северной Америки и в Южную Африку.

В Великобритании серые белки считаются самыми опасными садовыми вредителями. Они полностью вытеснили местных рыжих белок. Они откапывают и вредят декоративные луковицы, объедают кору, молодые побеги, бутоны и цветки на деревьях, а также съедают корм из птичьих кормушек. Не брезгуют серые белки лягушками, птичьими яйцами и молодыми птенцами, которых добывают, разоряя гнезда. Они очень хорошо размножаются и не боятся человека, активно обживая городские парки.

В парках Лондона и других городов страны серые белки едят орехи, фрукты и сэндвичи прямо из рук восхищенных туристов (но не местных жителей).

Восточная серая белка

Столь быстрая ассимиляция и агрессивное распространение серых белок в Британии объясняется благоприятными климатическими условиями и тем, что на этого пришельца здесь фактически нет естественных хищников, как у них дома, в Северной Америке.

Несмотря на всю вредоносность серых белок, им не откажешь в высоком уровне интеллекта, отличных физических данных и ловкости. Серые белки крупнее и сильнее местных рыжих. Генетически привыкшие к суровому климату, они намного легче переносят причуды английской погоды.

Самыми большими являются азиатские белки из рода гигантских белок (Ratufa). Это крупные животные с длиной тела около 50 см (у одного из видов — от 30 см) и весом до 3 кг. Длина хвоста примерно равна длине тела. Обитают в тропических лесах Южной Азии.

Самой крупной из них считается двухцветная белка (Ratufa bicolor). Длина ее головы и тела составляет 35—58 см, хвост же достигает до 60 см длины, так что общая длина тела достигает до 118 см. Спина, уши и пушистый хвост тёмно-коричневого, почти чёрного цвета, а брюхо тёмно-жёлтое.

Двухцветные белки обитают в различных экологических регионах, покрытых лесами. Они обитают на высоте над уровнем моря, достигающей, как минимум, 1400 м, в том числе и в самых тяжёлых для жизни местах.

В последние десятилетия среда обитания двухцветных белок постоянно уменьшается из-за деятельности человека, лесозаготовок и сельского хозяйства, а также охоты. Из-за этого численность особей этого вида сократилась почти на 30 %. Однако в некоторых местах этот вид защищён от охоты законом или местными традициями.

Еще один крупный грызун из рода беличьих — индийская гигантская белка (Ratufa indica). Длина головы и тела у взрослого животного около 36 см, хвост же имеет длину около 61 см. Взрослая особь весит около 2 кг. Она тоже очень красивая внешне.

Индийские гигантские белки живут в верхнем ярусе леса и редко покидают деревья. Они перепрыгивают с дерева на дерево, преодолевая при этом около 6 м. В опасности эти белки не убегают, а словно бы «зависают» и прижимаются к стволам деревьев.

Главные враги — хищные птицы и леопарды. Основная активность приходится на ранние утренние и вечерние часы, в полдень белки отдыхают. Это застенчивые, осторожные животные, и обнаружить их не так-то легко.

Индийские гигантские белки живут в одиночку или парами. Они строят большие шарообразные гнёзда из веток и листьев на тонких ветвях, делая их недоступными для крупных хищников.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector