Yarga54.ru

Все о домашних любимчиках
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Крыса смеется от щекотки

За «боязнь» щекотки у крыс отвечает соматосенсорная кора

У крыс самая «щекотная» область — брюшко, чуть менее чувствительна спинка, а если щекотать крысе хвостик, она тоже смеется, но весьма сдержанно. Фото с сайта newscientist.com

Оказывается, если крысу щекотать в особых местах, то она начинает «смеяться». Ученые разделили этот «смех» на характерные составляющие и определили специфику реакции на щекотку. Удалось выяснить, что те же самые специфичные звуки крысы издают во время игрового поведения. Измерения с микроэлектродов, вживленных в соматосенсорную кору, отвечающую за «щекотные» области тела, показали, что и «смех», и игровое поведение контролируются вместе в этой части коры. В стрессовых условиях нейроны в этой части коры тормозятся, поэтому ни смеха, ни желания поиграть у крысы не возникает. Все это вместе напоминает реакцию на щекотку у человека, значит, исследования на крысах могут помочь разгадать таинственный феномен щекотки.

Многие задавались вопросом — почему мы смеемся, когда нас щекочут? Ведь в действительности это не такое уж приятное ощущение, если не сказать больше — совсем неприятное. Мало кто из взрослых радуется, когда его, пусть и шутливо, тычут под ребра. Метафорическое выражение «защекотать до смерти» может обернуться реальностью: нам известно, что в средневековой Европе и в Индии щекотка применялась как особая пытка, а безжалостная помещица Анфиса Порфирьевна в «Пошехонской старине» М. Е. Салтыкова-Щедрина в качестве изощренного наказания велела щекотать провинившуюся горничную «до пены у рта».

С другой стороны, смех — это выражение радости, игрового поведения, именно оно сопровождает щекотку, по крайней мере, один из ее видов. Все дети, например, любят, когда родители или друзья, играя, щекочут их. Напомню, что существует два вида щекотки — книсмезис, то есть ощущение легких прикосновений, и гаргалезис, ощущения более грубых воздействий на особые «щекотные» места на теле — под мышками, по ребрам по сторонам тела, подошвы ног и некоторые другие (см.: Knismesis and gargalesis). Громкий смех, судорожная мимика, сокращение мышц диафрагмы сопровождают только второй тип щекотки, гаргалезис.

Между тем себя можно щекотать сколько угодно без всяких острых ощущений и спонтанного хохота, тут нужен партнер по щекотке. Отсюда возникает вопрос: что же такое щекотка — вид социального взаимодействия с положительной окраской, или особый непроизвольный рефлекс, связанный с радостью весьма опосредовано?

Ученые склоняются в пользу второй гипотезы — рефлекторной. Для этого у них уже набралось достаточно подтверждений. Во-первых, смех в ответ на щекотку появляется и вне игровых или социальных ситуаций, и если человек не видит лица щекочущего. Так, еще в 40-х годах физиолог Кларенс Леуба (Clarence Leuba) пробовал щекотать своих маленьких детей, надевая маску, закрывавшую лицо. Он пытался выяснить, возникает ли смех в ответ на радостное выражение у играющего взрослого. Выяснилось, что для возбуждения смеха при щекотке улыбка и радость на лице родителя вовсе не требуются.

Более точные и занятные эксперименты были выполнены позже Кристиной Харрис и Николасом Кристенфилдом из Калифорнийского университета в Сан-Диего (C. R. Harris, N. Christenfeld, 1999. Can a machine tickle?). В этих экспериментах, проведенных на студентах, ученые выясняли, насколько значима социальная составляющая для появления реакции на щекотку. Пусть щекотать будут по очереди двое: человек и машина. Разница в ответе на эту щекотку покажет, какая роль отводится партнеру. Предположительно, в том случае, если социальная составляющая велика, то поведенческий ответ на машинное щекотание должен быть снижен по сравнению со щекоткой партнером-человеком.

Для этого эксперимента — а изучался феномен гаргалезиса — ученые сконструировали модель машины для щекотания (в этих опытах испытуемых щекотали под ребрами): к ней были приделаны искусственная рука с пальцами, труба от пылесоса для моделирования движений пальцев и медицинский небулайзер, который воспроизводил звуки дыхания партнера. Это выглядело как вполне достойная имитация. Но в обоих случаях — «машинном» и «человеческом» — щекотал на самом деле спрятанный под столом экспериментатор. Таким образом, ученые избежали различий в действиях машины и человека. Испытуемые, однако, об этом не знали, поэтому в последующем опросе они отметили, что четко различали щекотание машины и экспериментатора по четкой ритмике движений у машины, по ощущениям от ногтей на пальцах экспериментатора и т. п. важных деталей. Осталось сравнить характеристики смеха и сокращения различных мышц в ответ на псевдомашинное и человеческое щекотание. Различий не выявилось. Так было показано, что социальная составляющая гаргалезиса минимальна.

Также экспериментально выяснили, что гаргалезис имеет мало отношения к собственно юмористическому, веселому смеху. Такой смех, как известно, заразителен, и начав смеяться, уже трудно остановиться. Мы смеемся все с большей готовностью, когда шутки следуют одна за другой, и над последними мы уже почти рыдаем от смеха. (В частности из-за этого артисты юмористических шоу предпочитают оказываться в середине или в конце представления.) Это связано с потенциацией нейронов, ответственных за реакцию смеха, что снижает пороговое значение их возбуждения, так что смех начинается даже при минимальном возбуждении.

Существует ли такая потенциация в случае смеха от щекотки? Можно проверить: сначала щекотать человека, а потом предъявлять ему смешные ситуации, или наоборот — сначала юмористические ситуации, а потом щекотать. А в контрольном варианте — показывать две смешных ситуации подряд. Так и было сделано, и результат оказался однозначным: никакой потенциации при щекотке не происходит (C. R. Harris, N. Cristenfeld, 1997. Humour, Tickle and the Darwin-Hecker Hypothesis).

Раз гаргалезис имеет мало общего с весельем, то следует обратиться к изучению щекотки в свете рефлекторных представлений. Что это за рефлекс такой странный — и смех, и слезы? Как он возник и для чего? Если читатель надеется найти в этой заметке однозначный ответ на эти интригующие вопросы, то может дальше не читать. Но кое-какие любопытные новые сведения, тем не менее, я изложу. Эти результаты опубликованы в журнале Science двумя нейрофизиологами из Берлинского университета им. Гумбольдта (см. также видео, рассказывающее о результатах исследования).

В основе этой публикации — исследование гаргалезиса у крыс. Именно крыс, а не человека. Было известно, что в ответ на щекотку смеется не только человек, но и человекообразные обезьяны. Правда смех у них отличается от человеческого, но, тем не менее, он узнаваем. Также в конце ХХ века появились данные, что не только люди и обезьяны, но и крысы при щекотке издают определенный ультразвуковой сигнал с частотой 50 кГц (J. Panksepp, J Burgdorf, 2003. “Laughing” rats and the evolutionary antecedents of human joy?). Этот сигнал вполне можно рассматривать как аналог смеха, так как он ассоциирован у крыс с игровым поведением, в особенности — у крысят. Это означает, что феномен щекотки можно изучать не только на людях, но и на крысах. А это важно не только с точки зрения сравнений этого интересного поведенческого рефлекса, но и с точки зрения анатомии — можно узнать, что происходит в мозге при щекотке.

У крыс измеряли репертуар звуковой сигнализации и поведения при щекотке, а также сопряженные с ними возбуждения в соматосенсорной коре мозга, то есть там, где у всех млекопитающих обрабатываются чувствительные сигналы от кожи, в том числе и при щекотке. Для этого в часть соматосенсорной коры, где собирается и обрабатывается информация от брюшка, вживляли микроэлектрод. Так можно было определить уровень возбуждения нейронов в разных слоях этой области коры.

Читать еще:  Как правильно мыть крысу

Рис. 1. Характерные звуковые сигналы при щекотке. Слева направо: модулированный сигнал, трель и комбинированный сигнал. Рисунок из обсуждаемой статьи в Science

Крысы при щекотке издают несколько характерных сигналов с частотами вокруг 50 кГц — трель, модулированный и комбинированный сигналы (рис. 1). Больше всего сигналов зарегистрировано при щекотании брюшка: промежутки между всплесками смеха укорачиваются примерно в два раза по сравнению со стимуляцией спинки. При этом они разнообразнее — встречаются все три типа сигналов. Одним словом, крысы заходятся от смеха. Чуть беднее реакция при щекотании спинки: при этом существенно меньше комбинированных сигналов (рис. 2). Их нет и при легком касании спинки. При игровом поведении комбинированные сигналы появляются, но по сравнению с щекотанием брюшка их доля уменьшена за счет большего числа трелей. Щекотка, видимо, возбуждает крыс, потому что они продолжают «смеяться» и после окончания щекотания, в перерывах между щекоткой.

Рис. 2. Соотношение звуковых сигналов крыс при щекотке хвостика (Tail tickling), брюшка (Ventral tickling) и при игровом поведении (Chasing hand). Комбинированные сигналы (желтый) присутствуют при щекотании брюшка и при игровом поведении. При щекотании хвостика (или спинки) доля таких сигналов сильно уменьшена. Схема из обсуждаемой статьи в Science

При щекотании брюшка возбуждается 77% нейронов соответствующей соматосенсорной области, при игровом поведении — в той же области возбуждается 87% нейронов, а при легком касании — 67%. Наиболее сильное возбуждение нейронов сопряжено с комбинированными сигналами.

Характерные звуковые сигналы «смеха» возникают при возбуждении глубоких слоев коры. Это проверили с помощью стимуляции этих слоев, подав ток на микроэлектроды: электростимуляция только этих глубоких слоев вызывала у крыс смех. И даже больше, вслед за электростимуляцией сигналы смеха от щекотки существенно усиливались, крыса начинала просто хохотать, если переводить строгие физиологические характеристики на обиходный язык. Одним словом, предварительная стимуляция нейронов, ответственных за щекотку, снижает порог чувствительности, усиливая ответную реакцию на щекотку. Удивительно — стимулируют вовсе не слуховую область, а соматосенсорную, но в ответ получают звуковой ответ. Да еще высокоспецифичный, соответствующий щекотке. Тут явно есть, о чем задуматься.

Во второй части эксперимента проверили, как проявляется реакция на щекотку в стрессовых условиях — на открытой освещенной площадке (рис. 3). Если в таких условиях щекотать крысе брюшко, то сигналов смеха почти не регистрируется.

Рис. 3. Установки для эксперимента в нормальных (Control) и стрессовых (Anxiogenic) условиях. Стрессовым фактором была сильная освещенность площадки с крысой. Рисунок из обсуждаемой статьи в Science

В стрессовых условиях соотношение возбужденных и заторможенных нейронов в «области щекотки» смещается в сторону торможения. Дело в том, что при стрессе щекотка вызывает не возбуждение, а наоборот, торможение соответствующих нейронов. Потому крыса в стрессовых условиях не смеется и не играет (рис. 4). Что же, нам это хорошо знакомо — попробуй начни щекотать человека, когда он готовится к экзамену или на него нападает злая собака. В лучшем случае получишь гневную реакцию, но никак не веселый смех.

Рис. 4. Звуковые сигналы при щекотке разных частей тела (D — спинка, V — брюшко, Dg — касание спинки, Vg — касание брюшка, T — хвостик, Ch — игровое поведение) в нормальных (Control) и стрессовых (Anxiogenic) условиях. Видно, что в стрессовых условиях крысам не до смеха. Рисунок из обсуждаемой статьи в Science

Важная сторона исследования, которую подчеркивают авторы, это связь между игровым поведением и щекоткой. Она выражается, во-первых, в сходном звуковом оформлении, обогащенном комбинированными сигналами, при игре и щекотке. Во-вторых, в сходной картине возбуждения нейронов соматосенсорной области при щекотке и игре. В-третьих, в изменении ожидаемых реакций в стрессовых условиях, когда подавляется и звуковая реакция на щекотку, и игровое поведение.

Мы видим у крыс характерную поведенческую триаду — щекотка, особенный спонтанный смех, желание поиграть. Все эти реакции взаимосвязаны и контролируются нейронами глубоких слоев соматосенсорной коры. К этому стоит добавить, что в обычных условиях щекотка и связанные с ней ощущения, очевидно, приятны, и увязаны с дофаминэргической системой награды. Зато в стрессовых условиях эта поведенческая триада не проявляется, и соответствующие области соматосенсорной коры не возбуждаются, а наоборот, тормозятся. Возникают неприятные ощущения. Все это знакомо нам на собственном, человеческом, опыте, так что мы вполне можем понять крыс. Возможно, что крысы помогут нам разобраться в этом запутанном деле с щекоткой, и мы, наконец, разгадаем ее тайну.

Крыса — единственное млекопитающее, кроме человека, которое умеет смеяться

Крысы появились на Земле на 48 миллионов лет раньше, чем люди.

В среднем на каждого жителя планеты приходится по 2 крысы.

Если мышь увеличить до роста человека и распрямить скелет, то окажется, что суставы мышей и людей устроены одинаково, а кости имеют равное количество деталей.

Крыса может плыть 3 дня подряд, проплыть несколько километров (зафиксированный рекорд — 29 км) и утонет, если не найдёт возможности выбраться.

Серые крысы способны перемещаться со скоростью 10 км/ч, прыгать вверх на высоту до 80 см, а в агрессивном состоянии — до 2 метров в высоту.

Тончайшие волоски, покрывающие хвост крысы используются в офтальмологии при операциях на глазах.

Крысы хорошо ныряют и прекрасно лазают по канатам, трубам, деревьям. За день крысы способны преодолевать от 10 до 50 км.

Зубы крыс растут всю жизнь, поэтому они все время что-то грызут для их стачивания.

Крыса легко перегрызает такие твердые субстанции как бетон и металл.

Крысы издают свист в ультразвуковом диапазоне, что позволяет им общаться друг с другом, не привлекая внимание хищников.

У крыс — богатейший словарный запас криков с особенными значениями.

Крысенок в момент стресса издает звук, равнозначный по громкости работающему пневматическому отбойному молотку, правда из-за того, что он имеет сверхвысокую частоту, человек его не слышит.

Крысе требуется всего 50 миллисекунд, чтобы понять, откуда идет запах.

Крыса в год потребляет около 12 кг продуктов, но это несравнимо с количеством пищи, которую она делает негодной. Статистика говорит, что каждый шестой фермер кормит не людей, а крыс.

Крысы способны отличить отравленную пищу от обычной даже тогда, когда концентрация яда — одна часть на миллион.

Крыса может жить без воды дольше, чем верблюд, и вообще дольше всех млекопитающих.

собаки — млекопитающее, и умеют улыбаться

О Серой крысе в wiki:

— преодолевая на ходу барьеры высотой до 80 см (с места могут прыгать до 1 метра). Ежедневно крыса пробегает от 8 до 17 км.

— Они хорошо плавают (могут находиться в воде до 72 часов) и ныряют, подолгу держась в толще воды и даже ловя там добычу.

— однако крыса может разрушать только металлы и сплавы с невысокой твердостью, не превышающей твёрдость эмали резцов, такие как медь, свинец, олово и др.

С вашими фактами не стыкуется((

заминусовали крыску. твари ))))

не крыску заминусовали, а твои бредовые «факты»

КОРАБЕЛЬНЫЕ КРЫСЫ

Первый раз с корабельными крысами я столкнулся через полгода после того, как одел морскую форму. Неведомо почему, но первую корабельную практику нам устроили посреди первого курса. Хотя подозреваю, что на эсминце «Пламенный» просто были нужны лишние рабочие руки. Он стоял в ремонте и мы практиковались в надраивании плит настила и очистке нагара на оборудовании в машинно-котельных отделениях.

Читать еще:  Крыса альбинос фото

Поселились в одном из кормовых кубриков и матросы сразу предупредили нас: носки и форменные воротники-гюйсы на ночь кладите под подушку, иначе крысы обязательно утащат для обустройства уютных гнёздышек своим крысятам.

Полной темноты в кубриках не бывает, включается ночное освещение в виде синих плафонов. Не успели мы ещё заснуть, как по воздуховодам вентиляции и кабельным трассам заскользили горбатые тени — крысы вышли на ночной дозор. А между крайними койками и бортом было отгороженное пространство, наверно, чтобы теплее было.

Там была устроена крысиная «волейбольная площадка. Что-нибудь съедобное подвешивалось на кончике (верёвочке:) так, чтобы непросто было оторвать, и крысы азартно гоняли этот «мяч», периодически издавая противный свиристящий визг.

Среди ночи я проснулся, что было редчайшим случаем по тем временам. Моя койка была на первом ярусе, напротив ног как раз располагался трап, ведущий наверх к входному люку. На одной из его ступеней на уровне койки сидела здоровенная крысища и внимательно меня рассматривала. Её хвост свисал до следующей ступени. Я схватил свой «гад» и не вставая метнул в неё. Не попал, конечно, она тут же растворилась в темноте под трапом.

Вообще, корабельные крысы бывают серые, наши европейские, они же пасюки и чёрные, завезённые когда-то из Юго-Восточной Азии, Цейлона и тому подобных мест. На земле бывает, они уживаются, деля ареалы, но на корабле кормовая база ограничена и обычно соперник выживается, всё зависит от того, кто более многочислен.

Жрут они в том числе и некоторые виды изоляции кабелей. Как-то, пригнав в Севастополь очередной новый катер для поставки арабским заказчикам, мы ждали отправления, команда жила в казармах, никакой еды на обесточенном запертом катере не было. Тем не менее предприимчивая крыса решила проверить, так ли это. По утрам я приходил на катер проверить, всё ли в порядке. Включаю автомат на щите питания с берега, чтобы заработало освещение и спускаюсь в машину.

В кормовом машинном отделении почуял какой-то гнусный запах, смесь горелого мяса и шерсти. Ходил-ходил, вынюхивал и понял, что смердит из главного распределительного щита №2. Вскрыл его — так и есть, между оголёнными токоведущими шинами сети 380 вольт зажат обугленный трупик. Она как раз шла по ним, когда я включил автомат. Снял питание и долго при свете переноски на 24 вольта удалял останки. Тьфу, зараза!

А на катере в Черноморском, где тоже довелось послужить, жили в кубриках, работал камбуз и молодой котик Васька периодически приволакивал в кают-компанию крысят для своих жестоких игр. Хотя известны легенды, что взрослые крысы оставляли от самых боевых котов жалкие останки. Коллектив — страшная сила.

Травить их на кораблях неразумно, перед смертью они забиваются в труднодоступные места и отравляют атмосферу смрадом разложения. Хотя сейчас, слыхал, есть химикаты, которые наоборот, побуждают их перед гибелью выбираться на открытые пространства.

В старые же времена с ними боролись всякими ловушками и особо удачливые ловцы поощрялись отпуском. Предъявил, скажем, сто хвостов или какая там норма была — можешь съездить домой. Один старый мичман рассказывал, как матросы подвесили под иллюминатором старпома брезент. Кандидат на отпуск приносил необходимое число хвостов, старпом после визуального подсчёта приказывал выбросить их в иллюминатор. Матросик аккуратно отправлял их в улавливатель и очередной претендент, добавив для правдоподобия энное количество, тащил их предъявлять довольному начальнику по второму кругу.

Не помню, как афера вскрылась, но вечно это продолжаться не могло:)

Ходили также страшные рассказы о «крысиных волках», когда в железную бочку кидали несколько крыс и не кормили. В итоге выживал один, свирепейший каннибал, и ничем другим, кроме собратьев, после того, как его выпускали, он питаться не желал. В итоге крысы в ужасе покидали корабль. Однако при обсуждении этой темы достаточно много было высказано сомнений в результативности такого мероприятия, ибо крысы размножаются быстрее, чем даже несколько «волков» могли бы их поедать.

Предчувствуют ли крысы гибель корабля? В Йемене я был свидетелем, как со старого тральщика, назначенного быть мишенью во время ракетных стрельб, крысы среди бела дня массово бежали по трапу и швартовым концам, не обращая внимание на людей. Но там производился демонтаж кое-какого оборудования, выносили кое-что из жилых помещений. Как крысы связали это с предстоящим потоплением тральщика, остаётся загадкой.

А вот за 13 лет работы на гражданских судах я крыс не встречал. Хотя на причалах замечал неоднократно. Возили мы уголь, металлолом и зерно. На угольных причалах и в грудах металлолома крысам делать нечего, а на элеваторах жрачки столько, что нет смысла в поисках её лезть на судно.

Как смеются крысы и почему они это делают

От всех остальных грызунов крысу отличают не просто хитрость, живой ум и сообразительность. Как выяснили зоологи, еще крыса смеется! Определенные звуки, которые умеют издавать эти млекопитающие, напоминают хихиканье. Более того, из всех известных представителей фауны Земли только люди и эти милые грызуны умеют смеяться, делая это осознанно. Ученые давно установили – геномы человека и крысы схожи на 95%. Как же владелец может рассмешить своего хвостатого питомца и порадоваться забавной улыбке на любимой мордочке?

Причины, по которым крыса смеется

Чтобы вызвать улыбку на любимой мордашке питомца можно пощекотать:

  • по внутренней поверхности лапок,
  • стопам,
  • животику,
  • за ушами.

Чаше всего Ваш подопечный среагирует так же, как человек. От щекотки маленькому грызуну приятно, она наслаждается процессом, при этом издавая довольные попискивания. Создается полное впечатление, что милое животное хихикает от удовольствия. Многие из тех, кто держит декоративных крыс, уверяют – это самая что ни на есть настоящая улыбка.

Разражается радостным смехом маленькое создание не только от щекотки чувствительных зон на тельце. Наблюдая за поведением грызуна с целью доподлинно установить, умеют ли крысы смеяться, зоологи сделали еще одно поразительное открытие: зверьки хохочут, играя вместе со своими собратьями или просто глядя на проделки остальных.

По утверждению исследователей, декоративная крыса с большей вероятностью выберет в брачные партнеры сородича, умеющего смеяться и делающего это чаще других.

Звуки общения

При голосовом выражении ощущений и настроения, тональность и характер звуков, издаваемых грызуном, многообразны. К примеру, визгом или стрекотом Ваш питомец показывает, что напуган или ощущает дискомфорт. Шипением выражаются враждебность и агрессия. Если ручной питомец начал шипеть, лучше не беспокоить его. Он способен укусить хозяина, к тому же, это отрицательно сказывается на состоянии его нервной системы. Животное станет отказываться от пищи и может даже покусать соседей по клетке.

Если же маленький хвостатый друг пребывает в хорошем расположении духа, то новоиспеченный хозяин, раньше не имевший опыта обращения с декоративными грызунами, на практике сможет лично убедиться, смеются ли крысы. Выражением восторга и радости от общения с человеком или сородичами и будет смех: характерные звуки – питомец станет попискивать или немного похрюкивать.

Как визуально распознать, что крыса смеется

Наблюдать за декоративными крысами – огромное удовольствие и развлечение. Если кому-то хочется завести такого зверька, но он пока не совсем уверен в этом, можно поиграть в мультиплатформенную компьютерную ролевую игру «Смеющаяся крыса Скайрим» и окончательно решиться все же отправиться за забавным живым питомцем в зоомагазин.

Читать еще:  Заболела крыса что делать

Как показали некоторые исследования, улыбку эти грызуны умеют выражать ушками. Если пощекотать зверьку животик или лапы, у него покраснеют и обмякнут ушки. Зоологи объяснили данное явление тем, что когда крысы испытывают положительные эмоции, они расслабляются, и к ушам интенсивно приливает кровь, потому они и заметно краснеют.

Декоративные крысы, выведенные для домашнего содержания, существа контактные, любопытные, ласковые. При правильном уходе за питомцем, искренней любви и внимании к нему – симпатичный зверек будет часто в ответ радовать владельца довольною, забавною улыбкой и веселым смехом.

У крыс нашли нейроны щекотливости

Ishiyama & Brecht 2016

Ученые из Берлинского университета имени Гумбольдта нашли нейронные корреляты ощущения щекотки у крыс, идентифицировав участки глубоких слоев соматосенсорной коры, возбуждающиеся в ответ на щекотку. Статья опубликована в журнале Science .

Щекотка делится на два типа. «Книсмесис» (от греч. «зуд, чесотка») — это легкая щекотка, не вызывающая смеха, такая как ощущения от прикосновения перышка или ползущего по коже насекомого, а «гаргалесис» (тоже «зуд», но более сильный, чем книсмесис) — это более энергичные прикосновения, вызывающие смех. Ответ на книсмесис человек может вызвать у себя сам, а ответ на гаргалесис, как правило, нет (за исключением людей с с шизофреноподобными чертами личности или шизофреническими расстройствами). Несмотря на то, что ученые уже давно интересуются гаргаленсисом, основные вопросы, касающиеся этого феномена, до сих пор остаются без ответа. Так, неясно, почему щекотка этого типа вызывает смех, почему она так зависит от настроения, почему части тела отличаются по чувствительности к щекотке, почему человек в норме не может пощекотать себя сам и почему смех от щекотки отличается от обычного смеха. Для ответа на все эти вопросы необходимо понимание нейронных коррелятов ощущения щекотки — то есть понимание того, какие области мозга активируются при щекотке и как они взаимодействуют с другими участками мозга.

Для поиска таких нейронных коррелятов ученые щекотали крыс за различные части тела и записывали их «смех» — ультразвуковые вокализации частотой около 50 килогерц, которые крысы испускают в ответ на щекотку. Также они регистрировали активность соматосенсорной коры — самого крупного нейронного представительства тактильных ощущений у млекопитающих.

Щекотка вызывала у крыс ультразвуковые вокализации и спонтанные прыжки («прыжки радости», как называют их авторы, по-немецки freudensprünge), причем наибольшее количество прыжков и ультразвуковых вокализаций вызывало щекотание живота. Регистрация активности соматосенсорной коры показала, что во время щекотки возбуждается большинство нейронов в глубоких слоях нейронного представительства туловища в соматосенсорной коре (в слоях 4 и 5; всего таких слоев шесть). Искусственная электростимуляция этих нейронов вызывала у крыс такой же «смех», что и настоящая щекотка.

Интересно, что игровое поведение, заключавшееся в погоне за рукой экспериментатора, приводило к возбуждению тех же групп нейронов, что и щекотка, и тоже вызывало «смех». Ранее в других исследованиях было показано, что такие же вокализации крысы испускают во время игр между собой. Все это, по мнению авторов, указывает на нейрональную связь между игровым поведением и щекоткой.

Ученые также помещали крыс в анксиогенные (вызывающие чувство тревоги) условия, чтобы посмотреть, как настроение влияет на чувствительность к щекотке. Для этого крыс освещали ярким светом или сажали на высокие платформы. Оказалось, что в таких тревожных условиях активность «щекотливой» области соматосенсорной коры и интенсивность ультразвуковых вокализаций подавляется.

Как заключают авторы, такое сходство эффектов щекотки у крыс и человека — например, смех и зависимость от настроения — говорит о том, что щекотка представляет собой очень древнюю форму социального игрового взаимодействия. Сходный вывод был недавно сделан учеными относительно смеха: оказалось, что звучание совместного смеха служит надежным показателем степени близости отношений смеющихся, который не зависит от языковых и культурных различий. Иными словами, этот показатель филогенетически более древний, чем сам язык.

Крысы и мыши боятся щекотки. Более того, они умеют смеяться

1. Крысы и мыши боятся щекотки. Более того, они умеют смеяться.

Эксперимент Яка Панксеппа из Университета Боулинг Грин в штате Огайо показал, что у крыс есть точки щекотания, и если вы пощекочите их, то зверькибудут смеяться. Пощекочите затылок молодой крысы, и она издаст множество скрипящих звуков — крысиный эквивалент смеха.

2. Некоторые черепахи могут дышать через клоаку

Черепахи имеют под панцирем отверстие, откуда выходят фекалии, моча и яйца. Некоторые водные черепахи, находясь под водой, могут дышать через это отверстие. Правда, такой способностью обладает только один вид черепах, обитающий в реке Фицрой — эти животные получают две трети вдыхаемого кислорода именно так.

3. Вороны — настоящие шутники: они даже умеют обманывать друг друга

Исследование, опубликованное в журнале «Наука» профессором Алексом Каселником из Оксфордского университета, выявило, что вороны — птицы очень умные и даже умеют делать инструменты. Опытный наблюдатель за природой и птицами писатель Кэндис Севейдж отметила, что эти птицы настолько умны, что могут разыгрывать друг друга. Свои наблюдения она описала в книге «Вороны: встречи с умнейшими парнями».

4. Медоносные пчёлы общаются с помощью танца

Профессор Карл фон Фриш из Мюнхенского университета объясняет, как пчёлы общаются посредством танца: рабочие пчёлы таким образом показывают своим сородичам, где можно найти лучшую пыльцу.

5. Каждая корова имеет лучшую подругу, с которой они пасутся вместе каждый день

Исследователь Криста МакЛеннан сделала это открытие, когда заметила, что пары коров из одного стада становятся грустными, если их разделяют. Разлука с лучшей подругой может повлиять на частоту сердечных сокращений коровы, а также на количество производимого ею молока.

6. У большинства пингвинов есть только один партнёр на всю жизнь

У некоторых видов пингвинов самец даже делает самке «предложение», преподнося в подарок гальку.

7. Группа мопсов называется ворчунами

Для других животных тоже есть громкие забавные названия: у сов — парламент, у дикобразов — шипы, а золотые рыбки считаются беспокойными.

8. У выдр в коже есть кармашек, где они хранят свои любимые камушки

Выдры эффективно используют дары природы, чтобы сломать жёсткие раковины моллюсков, которыми они питаются. Некоторые выдры на протяжении всей жизни используют один и тот же камушек, хранящийся в кожаном кармане.

9. Кошки «бодают» вас головой, чтобы выразить свою любовь

Кошки часто мягко «бодают» головой вашу ногу или любую другую часть тела, до которой могут дотянуться, просто чтобы напомнить вам, что они вас любят. Такое поведение также можно расценивать как своего рода маркирование территории — ваша кошка хочет, чтобы другие кошки знали, чей вы на самом деле хозяин.

10. Иногда дельфины пытаются спасти тонущих людей

Есть несколько сообщений о дельфинах, выталкивающих людей на поверхность или привлекающих внимание других людей к тонущему человеку. Также существуют свидетельства, что дельфины защищают пловцов и серфингистов от нападения акул. Лори Марино, зоолог из Университета Эмори, считает, что такое поведение, вероятно, связано с тем, что дельфины являются одними из самых умных животных на Земле.

11. Белки усыновляют детёнышей других белок, если родители от них отказались

В природе правило «выживает сильнейший» действует не всегда: учёные наблюдали, как взрослые белки выхаживают малышей, оставшихся без родителей. Однако взрослые белки поступают так гораздо чаще в случае, если «отказавшиеся» родители были тесно связаны с ними.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector